ЭНЦИКЛОПЕДИЯ " BRUMA.RU "

Культура и Образование: Театр и кино

ЯКОВЛЕВА, ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА (р.1941), актриса. Народная артистка РСФСР.

В «Ленкоме». Родилась 14 марта 1941 в Тамбове. После окончания Театрального училища им. Б.В.Щукина в 1962, была принята в театр «Ленком». Творчество Яковлевой с 1960-х неразрывно связано с режиссером А.Эфросом. Именно в обостренно-тревожном лиризме индивидуальности актрисы, ломком рисунке ее пластики режиссер обретет необходимый интонационный настрой для своих спектаклей и свою героиню.

С первых ролей современного репертуара она стала известной. Узнаваемость ее героинь парадоксально соединялась с исключительностью, внешняя простота с непередаваемым душевным трепетом. Таковы были ее Аня и Наташа в спектаклях по пьесам Э.Радзинского Снимается кино и Сто четыре страницы про любовь. Эфрос и его ведущая актриса услышали в пьесах современное дыхание, сумев передать глубокое течение непростой душевной жизни. Стюардесса Наташа завораживала своим необыкновенным даром любви и самопожертвования, мучительной жаждой ответа на свои чувства, которого она не находила в своем избраннике, физике Электроне, по-своему, суховато-рационалистически любившем ее.

Актрисе близка недосказанность, незавершенность движений. В ее репертуар входили такие роли, как Арманда (Мольер М.А.Булгакова), Лика (Мой бедный Марат А.Н.Арбузова). Движения актрисы отличались повышенной нервностью, отражая чуткость души ее героинь, так же, как и голос, с его беззащитно-детскими интонациями, немного надтреснутый, ломкий, скрывающий за манерностью безотчетный трагизм. Это качество актрисы было обозначено, как «душевная трещинка», точно соответствуя состоянию ее героинь, составляя их обаяние, личностное начало, внутреннюю чистоту. Все это впоследствии вырастет в тему ее творчества.

В конце 1960–1970-х сыграла немало главных ролей русской и зарубежной классики, продемонстрировав рост мастерства и разнообразие сценических красок. В то время А.Эфрос ставил в «Ленкоме» Чайку и Три сестры. Нину Заречную, согласно общему режиссерскому решению, сыграла с намеренным импрессионизмом красок. При этом Яковлеву ни в современном, ни в классическом репертуаре не волновали социальные параметры характеристик ее героинь, существующих на грани сегодняшнего и вечного.

Актриса Театра на Малой Бронной. С 1967 – актриса московского театра на Малой Бронной, куда ушел А.Эфрос, поставивший там свои лучшие спектакли. Яковлева сыграла в этом театре лучшие свои роли. Ирина Яковлевой (Три сестры) была изначально сломлена невозможностью любви, и чеховский образ дорогого рояля, ключ от которого навсегда потерян, для актрисы стал важнейшим, определяющим обнаженным нервом образа. Усталость, бессилие, опустошенность были уделом ее героини, которой оставалось только зыбкая надежда: «Придет время, и все узнают, зачем все это, для чего эти страдания…». В 1980-е, в новых Трех сестрах она сыграла уже Машу, не боясь быть некрасивой в горестном плаче отчаяния и душевной муке, но так и не сумевшей ответить на вечный, безответный чеховский вопрос.

Театральными событиями стали такие разные роли Яковлевой 1970-х, как шекспировские Джульетта и Дездемона (Ромео и Джульетта, Отелло), Эльвира (Дон Жуан Ж.Б.Мольера), Лиза Хохлакова (Брат Алеша по Братьям Карамазовым Ф.М.Достоевского), Агафья Тихоновна (Женитьба Н.В.Гоголя, 1975). Развитие таланта актрисы поступательно двигалось от манеры к стилю, обогащая ее ведущую тему. Новым ее героиням также свойственно умение читать «как бы с последней страницы», видеть и каждым нервом ощущать с первых произнесенных слов, трагический финал. Своим исполнением Шекспира она сумела доказать, что ее по-детски хрупким, незащищенным Джульетте и Дездемоне не чужд истинный трагизм страстей и героическое начало.

Героиням Яковлевой был свойствен богатый внутренний мир. Даже в комедийном жанре это качество актрисы звучало в полную силу. Так была ею сыграна гоголевская Агафья Тихоновна, традиционно комический персонаж, в котором актриса, не исказив авторского стиля, открыла дополнительные горизонты человечности и глубокого смысла. И совсем неважно, что Агафья – простая купчиха в ситцевом чепце. Для Яковлевой она – не сатирический типаж, а изящная и печальная гравюра, написанная нежными штрихами и повествующая о несбывшихся девичьих мечтах, о несостоявшейся любви и женском счастье. И совсем в ином, заостренно-гротесковом ключе в 1979 она сыграла Коробочку в спектакле Дорога (Мертвые души) Н.В.Гоголя.

Неизбывный трагизм любви, душевных страданий остается главным мотивом творчества Яковлевой в конце 1970-х, когда она воплотила на сцене тургеневскую женщину – Наталью Петровну, взорвав тончайшее кружево пьесы И.С.Тургенева Месяц в деревне (1977) острым драматизмом первой и последней несбывшейся любви. В аналогичном ключе, но уже на материале Т.Уильямса была сыграна Альма Уайнмиллер из Лета и дым (1980), слишком одухотворенной, чтобы совместить свои изысканные чувства с радостями земной любви.

Смена театра и амплуа. В 1980-е в творчестве актрисы появились иные ноты: ее Жозефина (Наполеон I Ф.Брукнера, 1983) отличалась не свойственной ей ранее жесткостью. Властная и сильная Жозефина, будучи отвергнутой Наполеоном, мстила, теряя окончательно свое женское обаяние. И в дальнейшем героиня Яковлевой становится парадоксально противоположной созданному в молодости лирическому образу. Это изменение амплуа произошло с переходом актрисы в московский Театр на Таганке в 1984. Переход был связан с приглашением А.В.Эфроса в театр на должность главного режиссера. Она успела сыграть в новых его постановках всего две роли: Селимену в мольеровском Мизантропе и Настю в На дне А.М.Горького (1984). В них, при всей, казалось бы несопоставимой разности, чутким взглядом улавливалось общее – отрицание живой жизни, тем более, любви. Так, Селимена в исполнении актрисы с упоением воспевала мертвый ритуал, как единственно возможное состояние, отстаивала принцип лицемерия, как главный в жизни. Женщина, «познавшая катастрофу и разочарование души», окаменевшая, отвергнувшая живые чувства – новый образ О.Яковлевой. Такой была и Настя в ее исполнении (На дне), ненавидящая ночлежку, как и весь мир, и изверившаяся во всем.

После смерти А.Эфроса, с 1987 по 1991, жила во Франции. По возвращении играла в различных московских театрах: Жозефину, в восстановленном спектакле по пьесе Ф.Бруклина Наполеон I, в театре им. В.Маяковского. Там же Мириам в спектакле В баре токийского отеля Т.Уильямса. В московском театре под рук. О.Табакова – Софья Коломийцева (Последние Горького, Гос. премия Российской Федерации, 1996), Мелисса (Любовные письма А.Гурнея). В театре «Школа современной пьесы» – Анна (Без зеркал Н.Климонтовича); во Французском культурном центре – Маргарита (Король умирает Э. Ионеско).

Своеобразный, мелодичный и очень выразительный голос О.Яковлевой способствует ее плодотворной работе на радио (Маша в Дубровском А.С.Пушкина, Незнакомка в Незнакомке А.А.Блока и др.). Ряд запоминающихся ролей создала она и на телевидении, в телепостановках А.Эфроса: Марина Мнишек (Борис Годунов А.С.Пушкина, 1971), Вера (Страницы журнала Печорина по роману М.Лермонтова Герой нашего времени, 1975), Таня (Таня А.Арбузова).

Фильмография: Марат (1971); Лика (1971); Леонидик (1971); За все в ответе (1972); Всего несколько слов в честь господина де Мольера (1973) (ТВ-спектакль); Таня (1974); Бешеное золото (1976); Отклонение – ноль (1977).

Екатерина Юдина

<a href=ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ЯКОВЛЕВА" title="ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ЯКОВЛЕВА">ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ЯКОВЛЕВА

ЛИТЕРАТУРА

Смирнов-Несвицкий Ю.А. Роль и сценический образ. М., 1968
Рудницкий К.Л. Спектакли разных лет. М., 1974
Эфрос А.В.Репетиция – любовь моя. М., 1975
Берковский Н. Шекспир у Эфроса. Театр и драматургия. Вып. 6. Л., 1976
Марков П.А. О театре. В 4-х тт., т.4. М., 1977
Бушуева С.Анатолий Эфрос. Режиссер и время. Л., 1990
Русское актерское искусство ХХ века. СПб, 2002

Яндекс.Метрика